25 февраля 2014 | Путевые заметки | Просмотров: 4,353

Мимо Северной Кореи на автобусе в Китай

«Вы сумасшедшие! — говорит наша подруга Юля из Владивостока. — Ходите как заведенные!» Одного Владивостока нам мало, и мы решаем отправиться в Китай. Надо сказать, что эта страна никогда не стояла первой в карте моих будущих путешествий, но ощущения от того, что я всё-таки здесь оказалась, невероятные. Неужели это правда?

До китайской границы от Владивостока совсем близко, и если для нас первым иностранным государством становится Украина, Египет или Турция, то для тех, кто живет на Дальнем Востоке, путь лежит в Азию.

Едем в Хуньчунь

В Китае пять часовых поясов, но живет вся страна по пекинскому времени. Поэтому в пять часов вечера уже темно, а в шесть утра ярко светит солнце.
По приезде мы ждём переводчика Настю, которая должна отвезти нас в гостиницу. Настя оказывается китаянкой с труднопроизносимым именем, для которой, по-хорошему, нужен еще один переводчик. Правда, у нас ещё есть гид Женя. Вначале мы подозреваем, что она тоже будет никакая не Женя, но нет — это наша соотечественница. Вместе с Женей мы идём в китайский ресторан — начинать знакомство со страной. За ужином она советует нам глубже погрузиться в Китай — в Харбин или Далянь, но пока у нас всего три дня, поэтому после ужина мы отправляемся на прогулку.

Хуньчунь по китайским меркам город небольшой — всего 300 тысяч жителей. Ещё десять лет назад здесь была деревня, но с развитием российско-китайских отношений стали развиваться и приграничные территории государств. Правда, с китайской стороны это развитие гораздо заметнее — город уже огромен и густонаселен, здесь постоянно открываются новые отели, магазины, рестораны, на каждом квадратном метре что-то продают и покупают. Въедешь же на территорию России — простор, сопки, окрашенные в цвета осени, и редкие посёлки. Пока в России строят автодорогу Хасан-Раздольное вместо непроходимой тропы, в Китае прокладывают ветку скоростного поезда.

Прогулки по городу

Китай — это другой мир. Здесь интенсивное и хаотичное движение на дорогах. Приоритет не у пешехода, а у автомобиля, и если тебе нужно перейти дорогу, то это твои проблемы. Даже зеленый свет не гарантирует того, что какая-нибудь машина не попытается проскочить у тебя перед носом. В то же время очень многие китайцы используют велосипеды и мопеды в качестве основного средства передвижения. Общественный транспорт есть, но гид Женя посоветовала нам ездить на такси — поездка по городу в пересчете на наши деньги стоит 25 рублей, а довезет таксист прямо до адреса. При условии, конечно, что у вас есть карточка гостиницы или магазина, куда вам надо, с иероглифами, потому что по-английски китайские таксисты не говорят совсем.

Гуляли по Хуньчуню мы бездумно, хоть и вооружились картой. Помогала она нам не сильно, потому что сложно сопоставить улицы на картинке с реальными, да и табличек с названиями на домах мы не заметили. Потеряться во время прогулки не боялись — решили, что положимся во всем на таксиста, который должен будет отвезти нас в гостиницу, если мы сами не сможем её найти.

Торговые улицы

В приграничный Китай наши соотечественники ездят как к себе домой — за покупками, подлечить здоровье и просто отдохнуть. То, что в Китае делают всё, — правда. Стихийные рынки на улицах и огромные торговые центры, распродажи и мировые бренды по приемлемым ценам, электроника, ширпотреб, игрушки и магазины «Всё по два юаня». О последних стоит сказать особо. У нас похожие магазины тоже есть — там каждая вещь стоит 37 или 38 рублей. Но есть и два отличия. Во-первых, два юаня — это десять рублей, а во-вторых, ассортимент китайских магазинов несоизмеримо шире. Здесь можно купить всё — от посуды до одежды, от тетрадок и книг до сувениров и косметики вполне нормального качества.

В торговых центрах можно просто потеряться, и те, кто приезжает в Китай за покупками, посвящают походам по магазинам не один день. Торговаться можно и нужно. Мы, например, сбили цену с пары кроссовок в два раза, да так, что продавцы бежали за нами и просили купить обувь хотя бы за эти деньги.

Танцы на площади

Так мы и идём — от магазина к магазину, от улицы к улице и смотрим на всё широко раскрытыми глазами. После пяти часов дня на город резко опускается ночь, но торговля продолжается. Мы покупаем на пробу зелёного цвета мороженое с бобами и глазеем по сторонам. Прямо на земле продают овощи и фрукты, орехи. Бойкая торговля сменяется коллективными танцами на Восточной площади. Зрелище поразительное — выстроившись в шеренги, китайцы всех возрастов ритмично двигаются под музыку, повторяют движения друг за другом и, по-моему, получают от этого невероятное удовольствие. Да что там говорить, даже мы, глядя на эти танцы, захотели присоединиться и почувствовать себя частью этого цельного и веселого организма.

На этой же площади китайские пенсионеры в традиционных народных костюмах водят хороводы. Там же, на площади, есть тренажеры, которые вечером пользовались бешеной популярностью. Мы не упустили возможность и тоже устроили себе сеанс вечерней зарядки.

Как мы не съели собаку

Покупки покупками, но от них тоже хочется отдохнуть. На второй день мы отправляемся на экскурсию в Тумэнь — город, почти полностью заселенный корейцами. Автобус набит соотечественниками среднего и пожилого возраста — это показатель. Молодежь в приграничные районы ездит чаще всего, чтобы повеселиться, хорошо провести время в клубах и ресторанах, а вот люди постарше занимаются своим здоровьем (медицинские услуги в Китае на порядок дешевле) и ездят на экскурсии.

Наш экскурсовод — китаянка Инна (на самом деле, конечно, не Инна), и она сразу задаёт тон всей поездке. Пожалуй, это лучший гид, которого я встречала в жизни.
— Я работала два года экскурсоводом. Я думаю, что я жизнерадостная, добрая, умная, красивая, — Инна выдерживает паузу и широко улыбается, — и скромная!

Инна продолжает всех веселить, тщательно выговаривая слова, её смешной акцент совершенно не мешает воспринимать информацию, а информации на нас она вывалила предостаточно.
— Я училась четыре года, и сейчас получилось! — Автобус хохочет, довольная Инна терпеливо ждёт. — Я очень люблю Россию и русский язык, мой любимый писатель — Лев Толстой, я читала «Анну Каренину». Ещё я люблю скороговорки, — Инна начинает демонстрировать свое умение ловко и быстро говорить по-русски. — Правда, есть одна проблема — буква «р». Но Ленин тоже не выговаривал «р»!

Подождав, пока автобус отсмеется, Инна заводит речь об обеде:
— Дорогие туристы, вы уже успели познакомиться с кухней Китая, а сегодня мы поедем в корейский ресторан и будем там есть, — делает драматическую паузу, — собаку!
Автобус осуждающе гудит.
— Собаку не надо?
— Не надо! — хором кричат туристы.
— Собака — друг человека?
— Да-а-а! — с восторгом вопят все.
— Да, — соглашается Инна и хитро улыбается, — друг человека. Но вкусно!

Что касается нашей экскурсии, то провинция Гирин, куда мы отправились, называется еще золотым треугольником северо-востока Азии, потому что тут сходятся три границы — Китая, Северной Кореи и России. В городе Тумэне живут в основном корейцы, а река Тумэньцзян разделяет Китай и Северную Корею, так что, стоя на одном берегу, можно помахать рукой соседям. Правда, северокорейская сторона пустынна. Инна рассказывает нам страшные истории о том, как люди бегут с того берега, чтобы их посадили в тюрьму, настолько плохо жить в Северной Корее. И предупреждает, что приближаться к другому берегу нельзя — хоть никого и не видно, но пограничники стреляют на поражение. О том, что в Северной Корее тоже есть жизнь, можно догадаться по большегрузным автомобилям, которые толпятся на мосту, в пункте пропуска через границу, и по возделанной земле, которую видно со смотровых площадок.

Нас же, кроме Северной Кореи, впечатлили музей южнокорейского народа, буддийский храм, парк скульптур и памятник советским воинам. Да, Тумэнь был освобожден от японских захватчиков 17 августа 1945 года, и в городе до сих пор помнят об этом.

Лечиться, лечиться и ещё раз лечиться

Чем ещё занимаются туристы в приграничном Китае? Ходят по больницам! Не потому, что их желудки не выдерживают китайской пищи или в этой стране очень опасно находиться, а потому, что медицина здесь для русского человека — удовольствие недорогое. Рекламный буклет, который обязательно выдадут на границе, пестрит предложениями стоматологических клиник, пластических хирургов, массажистов, врачей-остеопатов и фармацевтов. При этом, по традиции, у всех русские имена — доктор Лев, провизор Сергей, врач Анатолий. К Анатолию-то мы и попали на массаж. Ну, то есть мы вначале не знали, что это Анатолий, но перед сеансом он представился, на очень ломаном русском спросил, сколько нам лет и кем мы работаем, а потом мы по очереди получили от Анатолия одинаковый вердикт: «Всё плохо». Мне, например, Анатолий посоветовал ходить на массаж 40 дней (но, возможно, я не совсем верно поняла его китайский русский), а подруге устроил такой баночный массаж, что следы от него потом ещё пугали нас несколько дней. Но главной цели мы всё-таки достигли — спина после массажа болеть перестала, и мы не ходили, а летали.

Последний день в Китае мы просто гуляли по Торговой улице (понятно из названия, чем там занимаются), пили хороший кофе в кофейне у американца, любовались золотой осенью — в октябре здесь удивительно красиво и решили, что в Китай стоит обязательно вернуться.

Мария БАХИРЕВА,
фото автора

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Фестиваль детской книги

Get the Flash Player to see the slideshow.

Опросы

Осень для вас - это

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры