11 июля 2019 | Литературная страничка | Просмотров: 392

Маленькие радуги бытия


Когда выходит новая книга хороших стихов, это всегда радость и праздник. «Деревенский приют» — лучшая книга александровского поэта Валерия Алёшина, по сути, избранное. Она грамотно выстроена, в ней есть цельность. Но самое главное — интонация этой книги, очень взвешенная, мудрая, светлая.

В стихах нигде не говорится о том, что Валерий Яковлевич — журналист, хотя журналистике отдано более тридцати лет жизни. Мне кажется, профессия усилила природную наблюдательность, умение слушать, схватить самую суть и передать её точно, ёмко, сжато.

Волею судеб мы работали в одной газете — «Александровский Голос труда» — и с июля 2001 по ноябрь 2004 года сидели в одном кабинете. Не раз я видела, как Валерий Яковлевич, возвращаясь с задания, брал лист бумаги, начинал писать заметку, откладывал, брал другой лист и писал стихи. Если они удавались, сразу читал вслух, чтобы разделить со мной эту радость. Многие стихи в книге для меня неотделимы от его голоса.

Бытует мнение, что журналистика вредит поэзии, приносит в стихи излишнюю публицистичность. Да, обычно так и бывает, но Валерий Яковлевич, по-моему, взял от журналистики лучшее: опору на факт и событийность. «Церковь», «Старик и старуха», «Журавли», «Грибники», «Валят дерево» и многие другие лирические миниатюры — не что иное, как зарисовки. И если у чистых лириков стихи — это восемьдесят тысяч лье вокруг себя, то у Алёшина — прежде всего о других. В его стихах, как в зеркале, отразились лес, луг, одуванчики, речка Вздёрниножка, соседи, попутчики, родные…

Отдельно надо сказать о чистоте этого зеркала. Первая же строчка первого стихотворения в книге — «Самый чистый первый лёд» — об этом. Чистота помыслов, убеждений, чистота языка, наконец. Стихи Валерия Алёшина классичны, пленяют ясностью мысли и слога. Оказывается, можно и так — без эпатажа и новаций, без надрыва и спецэффектов.

Здесь сны большие, как деревья.
И понимаешь иногда,
Что Богом создана деревня,
А человеком — города.

На окаянность нет управы,
Опять неправедные дни.
Создать — создал, но, Боже правый,
Спаси её и сохрани.

Цикл «Деревенский приют», давший название книги — программный, в нём сказаны главные слова о достоинстве и вере, о жизни и смерти. К теме деревни Валерий Алёшин возвращается неоднократно, болеет ее бедами, светится ее радостями.

Пока крестьянствует деревня,
Не всё так плохо на Руси.

А как живописны, поэтичны деревенские пейзажи! Тон речи чуть элегический. Но как меняется голос, когда порядок сменяется хаосом! Он предостерегает, он спешит сказать:

Не поют в деревне девки,
Не распахана земля,
И берёзы-самосевки
Налетают на поля.

Сколько такой заросшей земли мы видели, а вот не сказали, как Алёшин. Видать, не наболело…

Где раньше стояла деревня —
Сплошной изумрудный ожог.

Что отвоёвано человеком, окультурено — всё хрупко и до поры до времени. Как только перестанем противостоять матушке-природе, она возьмёт своё с процентами. И поэт — а кто ж ещё! — чувствует себя виноватым за чьи-то разорённые жизни:

Ссохлась яблоня ранет,
Одичал терновник.
А виновных нет как нет…
Может, я виновник?

Вот вернуться бы сюда,
Жить бы в этой хате,
Не сгорать бы со стыда
Окнам на закате.

И он же полон тревоги и искренне желает деревне другой судьбы. Да, мы знаем, что урбанизация неумолима, что, по прогнозам ООН, к 2025 году около 60% населения планеты будет жить в городах (к началу ХХ века в городах жило всего 7 % населения). И всё же — как равнодушно смотреть на слом векового уклада, традиций?

Мать моя, исхлёстанная Русь,
С сердцем сострадательным и древним!
Выхожу под ветер и молюсь
Я за все российские деревни.

В стихах Алёшина воспета не только деревня. Его талант шире, глубже и разнообразнее. Об одних предтечах и любимцах в поэзии он сам говорит: Пушкин — Фет — Рубцов. О других мы можем только догадываться. Полагаю, Валерию Яковлевичу близки акмеисты с их вниманием к деталям и чувством меры. У него крепкие эпитеты (осмысленные воды, жёсткий воздух, лупастые фары, изумрудный ожог), великолепное чувство ритма («Поезд с Севера» — какая динамика!); сочный поэтический язык (заоктябрит, тяжёлый на помине). Тонкая душевная организация помогает автору «…найти выраженье лица /Среди самых грязных подтёков», одухотворить самое неказистое бытиё. Стих не кричит, не звучит нарочито. Сдержанность и мужественность. А где мужественность, там и любование красотой.

Чуть надменные глаза,
Выразительная чёлка.
Золотиста, как оса,
Озабочена, как пчёлка.

Потянулась у окна,
Повернулась у порога —
Подчеркнула, как сильна
Притягательность порока.

Отдельно хочется сказать о поэтических циклах, их три: вышеупомянутый «Деревенский приют», «Мой Пушкин», «Осень». Когда человек пишет не просто лирическое стихотворение, а цикл стихов, за этим угадываются исповедальность и глубина погружения в тему. Деревня — малая родина, осень — самое поэтичное время года, точка отсчёта (родился осенью), а Пушкин — Пушкин наше всё, недостижимый идеал.

«Мне кажется, /Душа моя не злая», — говорит поэт в одном из стихотворений, и с ним мгновенно соглашаешься. Да, многолика душа, неоднородна, щепотка того, горсточка другого, но красоты, доброты и сострадания — с избытком. И этой добротой, внутренней силой, верой в лучшее поэт готов делиться с каждым, кто откроет книгу.

А в маленьком оконце,
Как радужную тень,
Откладывает солнце
Тепло на чёрный день.

Не так ли и мы откладываем в душе маленькие радуги бытия, чтобы потом спасаться в минуты отчаяния, тоски и безверья?! Впрочем, иногда можно просто взглянуть на ситуацию с юмором.

По траве летит весною
Жеребёнок — хвост трубой.
Это, милый, возрастное,
Всё пройдёт само собой.

Вислозадая кобыла
Помнит волю, помнит луг.
Помнит всё, как это было,
И послушно тащит плуг.

В этом маленьком шедевре — такая гамма мыслей и чувств, что лучше и не скажешь. Есть таинственные «Конские косы», а есть правда жизни, данность. Вопрос в том, как мы её принимаем — с ожесточением или с благодарностью. Вся книга Валерия Алёшина наполнена любовью к жизни, потому её хочется читать и перечитывать.

Галина КИПРЕНКО

P.S. С 10 февраля я работала над книгой Валерия Алёшина «Деревенский приют» как корректор и автор предисловия. В процессе работы мы с редактором Евгением Викторовым вносили правки, добавляли или убирали отдельные стихи, меняли композицию книги, переставляя стихи из одного раздела в другой. Это была совместная работа. Мое предисловие Евгений Викторов правил как редактор, просил что-то убрать, добавить, переписать. В итоге к 28 апреля было написано пять вариантов текста (это шестой, он отличается от пятого всего одной цитатой). Каково же было мое удивление, когда книга вышла с другим предисловием. Как корректор я значусь, но ни в одной газетной заметке с презентации книги моя фамилия не упоминается. Если верить газетам, работали над книгой редактор Е.Викторов, художник Ю.Иватько и автор предисловия О.Севостьянова. В одной газете упомянули верстку Е.Ермаковой. А я, получается, не работала.

В газете «Владимирские ведомости» № 87 (6071) от 22 июня 2019 г. опубликован небольшой фрагмент текста, составленный из абзацев моего предисловия. Полноценной публикацией его, конечно, считать нельзя.

Публикую здесь полный вариант своего текста для самоутешения, что моя работа не была напрасной. Читателям хочу сказать одно — читайте книгу Алёшина, она того стоит.

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Волжские встречи - 30

Get the Flash Player to see the slideshow.

Опросы

Что вы хотите получить в подарок?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры

  • Бентли подвеска ремонт подвески бентли Подвеска universalservice24.