4 октября 2011 | Город и мы | Просмотров: 4,607

Искусство требует непрерывного горения

Сергиев Посад трудно назвать театральным городом, но театр-студия «Театральный ковчег», похоже, крепко пустил в эту землю корни. Четыре года театром руководит Вячеслав СМИРНОВ, а его отцом-основателем стал заслуженный артист России Станислав Коренев. Накануне открытия шестого театрального сезона мы встретились с Вячеславом Смирновым в здании театра на Рабочке.

— В одном из интервью вы говорили, что в названии «Театр-студия «Театральный ковчег» присутствует тавтология и правильнее было бы назвать его «Театр-студия имени Станислава Коренева». Переименования не случилось?
— Нет, не случилось. Были разговоры о новом помещении, о строительстве нового театра, и переименование тогда было бы естественным. Нового здания, конечно, нет, это большие деньги и заинтересованность властей. Радует, что театр вообще есть. Наверно, мы иногда мешаем жителям. Дом старый, коммуникации протекают, подвал вечно затоплен, запахи… Это неудобно. В принципе, небольшой театр (у нас зал на 70 мест) имеет право существовать. Мне кажется, нас в городе любят.

В театр ходит небольшой процент населения. Хотя есть несколько коллективов, которые к нам приезжают постоянно — это НПО «Радон», «Электросеть». Много тех, кто открывает для себя театр, приходит на следующий спектакль, а потом становится постоянным зрителем.
Пять сезонов мы открывались христианской притчей «Скоморох Памфалон». Его называют нашей визитной карточкой. В этом году хотим открыть сезон пораньше, весенней премьерой «Не бросайте пепел на пол» (режиссер Олег Нагорничных).

— Завзятые театралы говорят: заметно, что ушел Александр Кравченко и несколько актрис. Есть зрители, которые ходят на определенного актера…
— Конечно, жалко, — когда уходит актер сильный, творческий. Саша Кравченко тащил на себе детскую студию, во дворце что-то ставил, кружки вел в школах. Деятельный парень, талантливый. Но в труппе всегда есть люди, на которых ходит зритель. Сейчас ведущие актеры — Геннадий Хасанов, Марина Зверева, они и откроют сезон. Приходят молодые. В Ярославский театральный институт уехал наш целевой курс — десять человек. Среди них есть актеры, которые уже работают, просто у них нет образования. И семь человек — новенькие. Будут учиться заочно и проходить у нас творческую практику.

— Расскажите, пожалуйста, о себе. С чего началась любовь к театру?
— Я родился в Посаде и всю жизнь здесь живу. Город нетеатральный, но время от времени возникали какие-то коллективы, студии. Я увлекся театром после армии. Пришел в студию клуба трикотажной фабрики и буквально заболел. Начал сам вести кружки для детей, студии для молодежи. Поступил на режиссерское отделение в институт культуры (МГИК), встретил там профессора Семёна Баркана. Человек, конечно, уникальный, старой школы, учился у А.Д.Попова, М.О.Кнебель, застал еще Немировича-Данченко. Какие-то вещи он в нас вложил правильные о жизни, о профессии. К сожалению, пришлось всё это на начало 90-х, когда все рухнуло, из театров уходили актеры… В профессии из нашего выпуска мало кто остался, надо было выживать. Я вел какие-то студии и вдруг услышал, что Коренев пробивает здесь профессиональный репертуарный театр. Были сомнения — получится ли? Попытки ведь были и раньше — сделать что-то постоянное. Коренев был очень общительный, звал всех, я пришел, предложил свои услуги как режиссер. А актеров не было! Один-два, откуда-то приехавших. Набрали ребят, отправили в Ярославль учиться, начали с ними работать. Сами играли в спектаклях. И я, и режиссер Александр Швецов.

Параллельно шел ремонт. Помещение было не приспособлено для театра — это был детский клуб «Огонёк» в запущенном состоянии. Там, где сейчас зрительный зал и сцена, был склад. Губернатор МО Борис Громов выделил транш 7 млн руб., и до весны 2006 года шел ремонт. Мы в это время занимались студийной работой, давали концерты. Когда зал был готов, родился первый спектакль, «Скоморох Памфалон». День премьеры — 25 марта 2006 года — можно считать днем рождения театра.

— Вы играете три спектакля в неделю, у вас три-четыре премьеры в год при относительно небольшой труппе — это не слишком большая нагрузка?
— Второй сезон мы играем больше спектаклей. Связано это с тем, что бюджетное финансирование сокращается, приходится зарабатывать недостающее самим, чтобы ставить новые спектакли, технически их оснащать. Да и ремонт необходим. В спектаклях активно заняты 16 человек. К концу сезона люди изматываются. Еще есть мероприятия, на которые нас зовут городская администрация, библиотеки, школы, учреждения культуры. Стараемся никому не отказывать. Сами проводим вечера, капустники в День театра, в день памяти Коренева и пр. В этом году хочу предложить ребятам кроме спектаклей делать вечера поэзии или вокальные вечера, чтобы они как творческие личности росли, чтоб багаж актерский накапливался. Хочется, чтобы актер нашего театра был в городе человеком значимым и заметным. Несущим кроме того, что он делает на сцене, какую-то общественную миссию. Влияющим на жизнь города. Потому что актер — человек общественный.

— Отношения с учредителями — городской администрацией — никак нельзя обойти стороной. Мы знаем, какие отношения были при Маслове…
— Ужасные.

— Что изменилось с приходом Евгения Душко?
— Появилась надежда на понимание учредителей. Обрадовало, что Евгений Анатольевич пришел на открытие сезона, на «Памфалона» — в отличие от тех, кого пытаешься затащить в театр. Был тронут, удивлен уровнем спектакля и сказал мне об этом. Буквально через два дня после того как его выбрали главой, передал через нашего актера: пусть руководство позвонит, мы думаем о будущем театра, ищем место, где он будет располагаться. Он не отбрасывал театр как что-то ненужное, необязательное, второстепенное. Как человек просвещенный, интеллигентный, как гражданин он понимал, что такие вещи как театр, оркестр, искусство в городе должны быть. Это неотъемлемый компонент городской культуры. Мне казалось, мы могли найти общий язык. Каких-то противоречий, непонимания я не почувствовал.

Мы уже столько мэров видели: Гончаров, Упырёв, Персианов, Маслов… С Персианова начались проблемы, власть не поддерживала нас, сомневалась в необходимости театра. А хочется, чтобы актеров в городе уважали, это достойные люди! Маслов с Персиановым говорили: что они в театре сидят, их никто не видит, пускай выйдут на площадь, скоморохами походят, мы же им деньги платим из бюджета! Актер, который получил образование, работает, думает над серьезными вещами — он не скоморох. Мы не уличный ансамбль какой-нибудь. Это подработка в праздники.

— Лето прошло, вы на гастроли ездили?
— К сожалению, это лето прошло без гастролей. В прошлом году ездили в Севастополь, нашелся спонсор. Наверно, мы пока не научились находить средства и организовывать гастроли. Можно съездить себе в убыток — но тогда лучше купить что-то для театра.

— Опыт с Севастополем был первым?
— Такой дальний выезд — да. Мы там сыграли два спектакля. И был полный зал, а зал на 600 мест. Рекламы перед вторым спектаклем не было, все сказали друг другу и пришли. Мы играли «Скомороха Памфалона», там о вечных вещах говорится: о милосердии, о поиске истины.

Большая часть общества к этому как-то стремится, есть интерес к этой теме. Атмосфера была удивительная. Севастополь — русский город, жители дорожат своим особым статусом, любят свой город и оберегают его. Мне интересно там было: они в Херсонесе, на развалинах античного театра, делают вечерние спектакли.

— Гастроли, поездки нужны и для новых впечатлений, для обретения нового опыта. А в фестивалях вы участвуете?
— Активная деятельность театра совпала с кризисом, поэтому многие фестивали закрылись или сократили свою деятельность. Кто-то реже стал проводить, кто-то стал взносы просить за участие. Заявки мы подаем, регулярно участвуем в фестивале «Русская классика» в Лобне. Но он тоже стал беднее, чем был три-четыре года назад. Фестивали очень нужны. Участники становятся постоянными, возникает круг общения. Увидишь несколько хороших спектаклей, себя сориентируешь: правильно ты делал, неправильно? Твою работу профессионалы смотрят: режиссеры, критики. Могут сформулировать какие-то вещи. И здесь хочется какой-то полемики по театру, анализа нашей работы на страницах прессы. Понятно, что задача вашего издания другая, но все-таки…

— Что помогло вам продержаться все эти 5,5 лет?
— Творчество живет в каждом, и если человек почувствовал, что это его, он будет этим заниматься в любом случае. Микроб творчества в человеке живет. Кто-то пытается совмещать: и деньги зарабатывать, и заниматься искусством. Это сложно. А как иначе? Приходится жертвовать чем-то.

— В будущее не заглядывали?
— Сложно что-то прогнозировать, когда не хватает элементарных вещей. Техника поизносилась, надо менять и световое, и звуковое оборудование. Пока слышишь только одно: денег нет. Нас прижали немного, а хочется дожить до того, когда в театр начнут вкладывать. Надеюсь, будут появляться новые актеры, новые имена. Хочется верить, что лучшие спектакли у нас впереди. Во всяком случае, идеального спектакля мы пока не создали.
Театр молодой, не до конца состоявшийся, и это хорошо. В пору зрелости есть другая опасность — уйти в рутину. А искусство требует непрерывного горения.

Беседовала Галина АХСАХАЛЯН,
фото Элианы ГУНИНОЙ и Романа ЛОБАНОВА.

Досье:

Вячеслав Смирнов, актер, режиссер.
Окончил Московский ордена Трудового Красного Знамени государственный институт культуры в 1993 году.
В «Театральном ковчеге» работает с 2004 года.
Художественный руководитель театра с 2007 года.

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Волжские встречи - 30

Get the Flash Player to see the slideshow.

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры

  • Как применяется Мраморный щебень krasnodar.mramorru.ru.