25 апреля 2013 | Город и мы | Просмотров: 3,353

Внутри муравейника пчела не родится

Образно, эмоционально и со знанием дела наш собеседник Александр Сивов размышляет об условиях, в которых растет и развивается бизнес. Александр Борисович в теме — он председатель Союза промышленников и предпринимателей Сергиево-Посадского района.

Какими словами вы бы охарактеризовали нынешний инвестиционный климат в Сергиевом Посаде?
Никакой.

— Штиль?
— По большому счету, да.

— А чем это вызвано?
— У нас нет серьёзного проекта для привлечения инвестиций. Чтобы сделать район инвестиционно привлекательным, нужны средства. А у нас район дотационный, нам бы свести концы с концами. Когда всё время дефицитный бюджет, как ты можешь развиваться, о какой инвестиционной деятельности может идти речь? Это проблема, кстати, не конкретно нашего города, а всей России. Налоги, которые собираются здесь, идут в центр, а потом распределяются каким-то непонятным образом.

— И часть их где-то оседает.
— Оседает. Вы же знаете, сколько у нас потратили на Олимпиаду? Полтора триллиона рублей, на что? Жители Сочи чувствуют приближение Олимпиады по суете, грязи, беспределу, воровству. Они не чувствуют улучшения жизни, у них просто тупо растут цены на недвижимость. Мне никто не сможет объяснить, зачем проводить зимнюю Олимпиаду в субтропиках?

Мы никогда не сделаем Сочи мировым курортом. Там просто невозможно это сделать в силу климатических особенностей. Очень короткий сезон, нет песка, там галька. И очень высокие цены. Наверно, для советского периода это был хороший пляжный отдых, но сейчас курорт совершенно не конкурентоспособный.

— Если бы вы были на месте Путина и Медведева, с чего бы вы начали преобразования в стране?
— Я хотел бы, чтобы люди были меньше политизированы и больше вовлечены в экономику, строили свое благополучие сами. Любая страна поднималась на малом и среднем бизнесе. Нельзя убивать предпринимательское начало в людях, пусть каждый надеется, что сможет своими силами заработать на достойную жизнь для себя и для своих детей, для пенсионеров.

Я бы постарался сделать страну инвестиционно привлекательной. Но тогда надо избавиться от коррупции, которая сейчас является первым сдерживающим фактором. Второе — абсолютно прозрачная гарантия для иностранного бизнеса в России. Я бы разрешил западным инвесторам покупать недвижимость, землю. Мы говорим о самобытности, о том, что Россия идет своим путем, при этом не ясно, каким: то ли западным, то ли восточным. Кто-нибудь направление пути показал бы — «прогрессивный» Медведев или «консервативный» Путин! Нужно признать, что никакого особого пути в экономическом плане у России нет. В духовном есть, не спорю.

Вот смотрите, Америка. Америка — это, наверно, отстойник авантюристов всех мастей, которые двести лет назад собрались в одном месте с целью наживы. Было стихийное управление и «мистер кольт», и люди в итоге поняли, что нельзя жить в таком обществе бандитском. Они из худших выбрали лучших, и эти лучшие написали конституцию, которая с тех пор почти не менялась. А мы из огромного количества талантливых людей выбираем тех, кто ведет Россию неизвестно куда и разваливает ее.

Надо сделать равными условия для иностранных инвесторов и инвесторов внутренних. Для внутренних инвесторов могут быть какие-то преференции, потому что они на своей земле. Но поднимать экономику надо за счет малого и среднего бизнеса. А у нас его душат. За первые два месяца этого года закрылось около двухсот тысяч индивидуальных предпринимателей. Хочется спросить: «Ребята, что вы делаете?». Вот Медведев захотел сделать «Сколково». Что это? Наш ответ Силиконовой долине? Первые новости из Сколково — коррупционные скандалы и схемы увода бюджетных денег в частные карманы.

Посмотрите на опыт Тайваня, Китая, Южной Кореи — всех этих юго-восточных драконов. Попробуйте опыт Сингапура перенять. Что сделал господин Ли Кван Ю, первый премьер-министр Сингапура? Он пересажал своих друзей и даже родственников за факты коррупции. В России коррупцию в том виде, в котором она есть сейчас, победить невозможно. Потому что люди, которые приходят к власти, всегда будут выбирать из своей среды — коррумпированной среды — и не может появиться ни один человек извне. Внутри муравейника пчела не родится.

— Прекрасная метафора. Как заниматься бизнесом, зная такой расклад?
— Люди здесь занимаются бизнесом, зная, как в этих условиях существовать. Они знают схемы, и эти схемы — не закон, это понятия. Понятия довлеют над обществом. Причем над всем обществом, включая средства массовой информации. Вы знаете хоть одно независимое СМИ?

— Нет. Нам в институте говорили, что их не бывает, это утопия.
— Есть канал Рен-ТВ, который позволяет себе критиковать Путина-Медведева. Я познакомился с креативным директором Рен-ТВ и узнал, что это путинский канал, финансируется за счет ближайших людей Путина. Это пар, это свисток. Ну, подудите в свисточек этот, главное, чтобы вы не перегрелись, не взорвались, поэтому пар нужно выпускать. К сожалению.

Мне довелось быть в детском онкологическом центре, я смотрел на лица больных детей и их родителей. Мне хочется, чтобы в Кремле и Государственной Думе висели мониторы, и на них шел репортаж из коридоров детских больниц. Чтобы детей и их матерей показывали крупным планом. Чтобы у наших политиков в головах наконец созрело: что они делают, какие законы принимают, как издеваются над собственным народом, над своим будущим. Чтобы они думали не о своей мошне, а хотя бы чуть-чуть понимали, что существует что-то выше желания набить себе карман. Если бы они посидели и посмотрели на это, они бы поняли, что не надо тратить триллион на Олимпиаду в Сочи. Надо строить больницы, роддома, детские сады, школы. Тогда будет будущее, которое проведет все эти Олимпиады.

— Столько лет слышу: «Город для туристов привлекательный», но турист идет в Лавру, и деньги там, в Лавре, и остаются.
— Я однажды был на собрании Совета депутатов и священноначалия Лавры, и зашла речь о том, что нужно превращать Сергиев Посад в Мекку для православных или Ватикан для православных. Мне предоставили слово, и я сказал: ребята, Лавра самодостаточна. Она была построена до нас. Люди жили, работали, молились богу и делали все, что от них зависит. Давайте и мы сделаем что-нибудь сами. Сделаем программу какую-нибудь, не привязываясь к Лавре. Можем мы это сделать? Нет, конечно. Потому что для этого нужно сначала средства вложить.

На мой взгляд, у нас самое интересное — близость к ГАЭС. Это огромное количество электроэнергии. У нас огромные территории, Сергиево-Посадский район — третий по территории и людским ресурсам район Московской области. Надо попытаться организовать высокотехнологичное производство. Территория есть, народ есть, интеллектуальные ресурсы есть. Давайте сделаем какие-то агропромышленные комплексы, экологические предприятия. Есть город Ступино в Московской области. Вокруг него очень много заводов по производству йогуртов, пива и так далее. Есть Калуга, там куча западных заводов по производству всего, от тех же йогуртов до автомобилей. И люди обеспечены работой, и налоги отчисляют. Начинает возрождаться экономика, люди получают зарплату нормальную, и бюджет наконец-то из дефицитного становится профицитным. Давайте эти профицитные деньги вкладывать в экономику, люди будут жить лучше и богаче, они захотят тратить эти деньги, и тогда уже важно и нужно будет потратить их здесь. Можно будет развивать индустрию развлечений, туризм.

— Интересно, в нашей стране можно заработать миллион честным путем?
— Миллион долларов вы имеете в виду?

— Нет, рублей.
— Миллион рублей — это не состояние, даже квартиру приличную не купишь. Давайте про миллион долларов. Это стандартная единица богатства для всего мира. Я думаю, что можно заработать миллион, и в этом смысле наиболее перспективными мне кажутся люди, которые занимаются самыми прогрессивными вещами, такими как интернет.

— Создатели соцсетей?
— Да, и не только. Например, интернет-продажи. Главное — идея и правильная реализация этой идеи. Когда ты собственным трудом, здоровьем, усилием воли или творческим началом заработал миллион, ради бога — получи. Нельзя заработать огромные деньги, ну, миллиарды. Не то что бы нельзя, а не на чем. Миллиарды, их в принципе тяжело заработать, это вообще удел единиц. А миллион можно. Вот та же самая программа Касперского. Этот человек достойно заработал свои деньги.

— А как вы заработали первые деньги?
В институте я женился, родился ребенок, и я пошел в ночные смены мостить трамвайные пути, но работал я так недолго. Пришлось заниматься тем, что в советское время было запрещено — фарцовкой. Ездили с друзьями в Брест, встречались там с поляками, заключали сделки, потом приезжали сюда и продавали всё, что можно было. Поэтому неудивительно, что я всего лишь полтора года проработал инженером холодильной установки и стал коммерческим директором.

— Предпринимательская жилка у вас есть. А была предрасположенность занимать руководящие должности?
— Не сказал бы, что предрасположен занимать руководящие должности. Если работа не творческая, мне не хочется ей заниматься.

— Что творческого в работе мясокомбината? Новые сорта колбас?
— Нет. Когда я пришел на старый мясокомбинат, он меня поразил своим унылым видом. Это был очень древний завод, кондовое советское производство. Мне захотелось сделать из этого что-то современное, то, чем можно гордиться. Мы начали строить новый мясокомбинат и сделали красивый современный завод, заасфальтировали территорию, посадили деревья. Даже магазин при мясокомбинате построили необычный, в альпийско-австрийском стиле. Предприятие стало высокотехнологичным и с эстетической точки зрения красивым. Я был коммерческим директором 12,5 лет. Понятие «промоушен» первым в Посаде ввел наш мясокомбинат.

Есть известный праздник — День города. Шествие по городу было похоже на демонстрацию 1 Мая, и мы решили внести в него свежую ноту. Провели театрализованное шествие с танцами, с речевками, и был ажиотаж, у нас было много последователей, теперь все Дни города проходят именно так. Потом мы КВН проводили, капустники, о которых знал весь город.

— В нашей газете две рубрики посвящены чтению. А вы много читаете?
— Читать я любил с детства, и это была проблема для мамы, потому что она книги от меня убирала, и я читал под одеялом с фонариком. Во втором классе был записан во взрослую библиотеку. Стремление к чтению — это как бы сенсорное голодание, то есть ты не можешь посмотреть на мир, потому что «железный занавес», но ты его пытаешься узнать через книги. Хорошую литературу было трудно достать, и мы читали даже не ксерокопии, а был на заводах такой множительный аппарат «Эра». И первый раз я прочитал «Мастера и Маргариту» именно в таком виде. Долгое время это была моя любимая книга, я её перечитывал и каждый раз находил новые грани. Булгаков вообще очень интересен. Потом стал очень интересен Достоевский. Сейчас я гораздо меньше стал читать, но люди, которых я уважаю, иногда мне советуют некоторые вещи, и я их читаю с удовольствием или без удовольствия, если мне это не нравится.

Галина АХСАХАЛЯН,
фото Александра ТЕРЕНКОВА.

Досье

Александр Сивов, председатель Союза промышленников и предпринимателей Сергиево-Посадского района.
Родился в городе Пересвет (Новостройка).
Окончил восьмилетнюю школу и Краснозаводский радиомеханический техникум.
Служил в армии в войсках особого назначения.
Окончил Московский институт прикладных биотехнологий (раньше он назывался институт мясо-молочной промышленности) по специальности холодильные установки.
Работа: Сергиево-Посадский мясокомбинат, инженер холодильных установок, коммерческий директор, первый заместитель директора, генеральный директор. Сейчас работает в сфере девелопмента.
С 2004 по 2009 год был депутатом районного совета.
Увлечения: горные лыжи, волейбол.

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Волжские встречи - 30

Get the Flash Player to see the slideshow.

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры