21 января 2015 | Молодежная страничка | Просмотров: 2,200

Мешок картошки на скелетоне не проедет!

На конкурсе «Лучший программист, пользователь-2014» второе место в номинации «Мультимедийный контент» заняла ученица 11 класса школы № 14 Анастасия Кудрявцева. Настя представила видеофильм про скелетон. Она рассказывала в кадре об этом виде спорта, потом шли кадры спуска. Оказалось, лихо проходит трассу тоже Настя! Девушка, которая занимается таким экстремальным видом спорта, не могла не заинтересовать.

Мы встретились и поговорили в мае, но скелетон — зимний вид спорта, и уместнее написать о нем сейчас. За это время Настя окончила школу — с тремя «четверками», остальные «пятерки»; поступила, как и хотела, в вуз — МПГУ(бывший МПГИ) им. Ленина, факультет физической культуры, спорта и здоровья. Учится на тренера-педагога.

— Настя, когда ты начала заниматься спортом?
— В раннем детстве. Мама и папа занимались лыжами. Когда я была маленькой, меня тоже хотели поставить на лыжи. Я ни в какую, тогда меня отдали в тхэквондо. Я дубасила всех мальчишек, сейчас их встречаю, они говорят: «А помнишь, как ты нас била?» Но мне это стало неинтересно. В третьем классе папа привел меня в спортивный зал депо Александров (мои родители — железнодорожники). Там меня заметил тренер, Валерий Иосифович Бараз, и я стала заниматься легкой атлетикой. В 10-11 лет хорошо прыгала в высоту, но получила травму и больше не смогла прыгать. Бараз предложил пойти на «Рекорд» на соревнования по легкой атлетике.

На «Рекорде» встретила тренера Александра Сергеевича Сычёва. Стала заниматься с ним бегом, сначала на 400 метров, потом на 400 метров с барьерами. Один раз упала и на всю жизнь запомнила, что такое техника безопасности.

У Сычева я занималась семь или восемь лет. У меня первый разряд по нескольким видам легкой атлетики: барьерный бег, кроссовые дистанции. Барьерный бег пригодился мне в скелетоне: он входит в разминку скелетонистов.

Участвовала в наших областных соревнованиях по барьерному бегу, выступала в Москве, всегда в финале, была на зоне России. Познакомилась с хорошим тренером, Анатолием Алексеевичем Титовым, он заявлял меня на соревнования, сделал мне пропуск, чтобы я могла тренироваться в Москве.

Постепенно от соревновательной легкой атлетики я стала отдаляться, перешла в судейство. В ЦСКА на международных соревнованиях «Русская зима» познакомилась с человеком, который занимается волонтерством в Москве. Прошла волонтером на чемпионат мира по легкой атлетике 2013года. Я училась в школе № 13 в пилотном классе до восьмого класса, английский хорошо знаю, испанский на среднем уровне (выучила сама). Благодаря этому познакомилась с нужными судьями. С 15 лет езжу в Москву волонтером, а с 16 лет началась моя судейская жизнь.

— Чтобы судить, надо во всех тонкостях разбираться.
— У меня было три недели на то, чтобы выучить правила. Я с легкой атлетикой с детства знакома, мне не сложно все это далось.

— А город тебя как-то поддерживал, тебе стипендию давали муниципальную?
— Только в 2014 году, единственный раз. Я не понимаю, по какой логике назначают эти стипендии, в прошлом и позапрошлом году я была их достойна, а тут даже не старалась ее получить — и получила, скорее за волонтерство, а не за спорт.

Я слегка обижена на город, он очень мало помогал легкоатлетам. 400 метров с барьерами — наша коронная дистанция, много талантливых ребят ее бегает. В 2010 году дорожку на «Рекорде» сняли — и все, тренироваться негде. Восстановили только стометровую дорожку, и то с приходом нового директора.

— Как ты от легкой атлетики пришла в скелетон?
— Все началось на чемпионате мира, где я была волонтером. Мне надо было проводить Наташу Антюх, олимпийскую чемпионку в беге на 400 м с/б. Пока шли, разговорились. Я ей сказала, что она меня вдохновляет: я следила за ее достижениями, изучала ее биографию. Рассказала о себе. У меня проблема с ахиллами (ахилловы сухожилия), и результаты стоят на месте. Наташа сказала: «У моего брата была такая же ситуация, как у тебя. Он тоже бегал барьеры, начались проблемы со здоровьем, да и результат не двигался. Ему предложили перейти в бобслей». Я задумалась: может, и мне сменить вид? Ведь легкая атлетика — королева спорта, она нужна везде. Осенью решила найти федерацию бобслея. Оказывается, только Дмитров, а мне удобней Москва. «Ладно, — думаю, — продолжу заниматься легкой атлетикой». 10 января 2014 года были очередные соревнования, я болела, пробежала плохо. Но я, когда болею, всегда делаю большую разминку. И меня заметил тренер, Александр Николаевич Зайцев. Спросил: «Не хочешь себя попробовать в скелетоне? Приходи на просмотр, мы в ЦСКА находимся, метро «Динамо».

Я подлечилась и пришла. Он тренирует вместе с сыном Александром Александровичем. Сделала разминку, пробежала, он сказал: «Нормативы сдала, молодец. Будешь заниматься? Только это опасный вид спорта. У нас скоро сборы, у тебя есть загранпаспорт? Поедешь с нами в Латвию, в Сигулду, попробуешь».

До первого спуска я все время сомневалась: понравится, не понравится, справлюсь, не справлюсь? Боялась, переживала, молилась всем богам, которых знала. Было страшно, честно. Думала: «Зачем я это делаю, почему я на это согласилась?» Легла в скелетон, поехала. Собрала все борты, билась, как шарик от пинг-понга. Кое-как доехала до финиша, скорость была минимальная для скелетона. На одном вираже находишься перпендикулярно поверхности земли, настолько крутой вираж. Ты летишь в этот момент! И я поняла, что в легкой атлетике я пыталась себя найти, а тут нашла. Прочувствовала, что это мое. Дальше никакого страха не было, начала заниматься, постепенно поднималась.На трассе 16 виражей. Сначала спускалась с «семерки» (750 метров), сейчас спускаюсь с четвертого виража женской эстакады (примерно километр). Разбегаюсь, ложусь в скелетон и еду.

— Не специалисты в скелетоне так и говорят: что там делать, лег да поехал.
— Не специалистам не видно, как ты им управляешь. Надо давить плечами, коленками, пальцами. Это микроработа, владение телом. Локти надо прижимать, ногами не шоркать. Нельзя отключать мозг, нельзя работать на инстинктах, надо постоянно себя контролировать. Говорят: мешок картошки может проехать на скелетоне. Не может, после четвертого виража переворачивается. Перед прохождением трассы я мысленно ее прохожу: правый вираж — вот так плечами продавить, левый — вот так. У меня есть дневник, где я записываю, как проходить трассу, каждый поворот.

— Я ничего не знала о скелетоне до сочинской Олимпиады…
— Скелетон — дорогой и элитарный вид спорта. Туда тяжело попасть. Тяжело найти тренера. Снаряд, который тоже называется скелетон, в среднем стоит 400 тысяч рублей, комбинезон — 200 евро,шлем 500 евро (цены до повышения курса). Все это мне выдал Москомспорт. Мой скелетон хранится на базе. Это 30 кг веса, не повозишь с собой. Я себе мышцы с ним накачала — ношу его одной рукой, двумя неудобно.

Форма скелетона всегда одна и та же, но его подгоняют под тебя. 50 % успеха зависит от снаряда и только 50 % — от тебя. Причем процентов 30 зависит от старта, когда разбегаешься и ложишься. Одна сотая секунды на старте — это три секунды на финише.
Скелетон довольно жесткий вид спорта. У меня были падения, спасибо легкоатлетической подготовке, обошлось без травм. Если ты ударяешься о бортик, не помогают ни шлем, ни щитки, ни отбойники.

— Ради чего люди терпят серьезные травмы, боль?
— У меня мечта — увидеть Олимпийские игры не с экрана телевизора, а взглянуть в камеру, которая будет снимать меня. Я хочу в них участвовать. Без характера, без силы воли я бы давно сдалась. Изнурительные тренировки, после которых кажется — сейчас легкие выплюнешь. Надо быть оптимистом — по-другому не справиться. Я ездила из Александрова в Москву четыре раза в неделю. Смотрю на ребят, которые живут и тренируются в Москве — они не понимают, что такое жизнь за МКАДом. У меня, в отличие от них, есть школа жизни. Они не знают, как выкрутиться из какой-то ситуации, а я знаю.
В те дни, когда не было тренировок в Москве, бегала кроссы. Нужна большая «дыхалка», когда проходишь трассу.

— Бегала на стадионе?
— По стадиону бегать — это морально тяжело, одно и то же, я больше десяти кругов не выдерживаю. Я в Черемушках живу, поэтому до Крутца, по Крутцу и обратно.

— Твой день всегда был организован и занят?
— Всегда. Я к этому привыкла. Привыкла, что уроки делаю в электричке, в автобусе, в метро. Учусь хорошо, до девятого класса была отличницей, потом появились «четверки».

— А познакомились мы на конкурсе программистов, причем ты работала в кадре как профессиональный журналист. Эти навыки откуда?
— Училась в пилотном классе, там был музыкальный театр. Боязни сцены у меня нет. Приходилось и в камеру говорить. Я работала диктором на стадионе, говорила на английском и русском. Предложили участвовать в конкурсе — я согласилась. Вообще, я разносторонний человек. Считаю, что нельзя зацикливаться только на спорте. Неплохо знаю химию, английский, выигрывала в районных конкурсах.

— О будущем своем думала?
— Буду заниматься спортом. Поступлю на тренерский. Доучу испанский, выучу еще какой-нибудь иностранный язык.

— Ты молодая, красивая, на личную жизнь остается время?
— Нет. У меня есть лучшие подруги, друзья, но парня нет. Все мое время занято.Я не умею просто гулять, мне нужна цель, мне каждый день куда-то надо идти, что-то делать.

Галина АХСАХАЛЯН,
фото из архива собеседника.

Впервые опубликовано в газете «Уездный город А», № 2 от 21 января 2014 г., и на сайте газеты

Занимаетесь ли вы спортом?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры