20 октября 2010 | Увлечения | Просмотров: 8,255

Разбуди Воздушного Коня!

Самое приятное в работе журналиста — встреча с интересным собеседником. В том, что Михаил АСТАХОВ, начальник летно-технического клуба сверхлегкой авиации, окажется именно таким, я не сомневалась ни минуты. Клуб, им возглавляемый, называется «Воздушный конь». На сайте клуба читаем: «Воздушный Конь» в традиции кочевых племен — та сила (сущность), которая поднимает вверх, принося удачу в жизни. Разбуди своего Воздушного Коня!" Часто ли вы читаете такое?

На вышеупомянутый сайт стоит заглянуть, чтобы узнать побольше о Михаиле и о его клубе, посмотреть видео. Но живое общение, конечно, лучше. Михаил легко откликнулся на просьбу дать интервью для нашей газеты. Первое впечатление: харизматичная личность; спокойный, сдержанный, уверенный в себе человек.

— Летчик перестал быть желанной профессией для многих мальчишек, а с вами этого не случилось, почему?
— Я не летчик, я пилот сверхлегкой авиации. Сверхлегкая авиация — это аппараты легче 500 кг: парапланы, парамоторы, паралеты, аэрошюты, дельтапланы, дельталеты, мотодельтапланы и всевозможные конструкции самолетов легче 500 кг. Я, естественно, не могу охватить все, у меня своя специализация — парапланы, парамоторы, паралеты.

— С чего началось ваше увлечение небом?
— Совершал прыжки с парашютом. Прыгать начал в 1996 году, уже достаточно взрослым человеком, вместе с подростками, которым все это было в развлекуху. Для меня это был новый шаг в развитии, и я понял, что мне это нравится.

Когда люди попадают в авиацию, поначалу всем нравится, главное — побороть свой страх. Человек может находиться в трех стадиях страха. Первая стадия — когда страх его мобилизует. Вторая — когда он превращается в паникера. Третья — это расплавленное мороженое, «делайте со мной что хотите». Авиатор должен находиться в первой стадии.

— Но ведь реально можно разбиться…
— Травмы получал, не буду скрывать. Лежал в больнице. А рядом со мной лежали после поножовщины и прочей бытовухи или после ДТП. Вся больница была ими забита. Так что опаснее — дорога или авиация?

— Что вы чувствуете, когда прыгаете с парашютом?
— Сейчас уже не прыгаю. Но раньше испытывал восторг.

— Я с одним ВДВ-шником разговаривала, и он сказал: «Я все сделал для того, чтобы прыгать как можно меньше».
— Прекрасно его понимаю. Солдат — это подневольный человек, ему это небо может быть совсем фиолетово. Готовиться лучше в ВДВ (основательней подготовка), но прыгать лучше в РОСТО — ДОСААФе. Почему? Потому что в ВДВ, когда солдаты стоят на старте, лица у них серые, каменные, и они идут как на расстрел. Это потом, на дембеле, они бравые ребята. А РОСТО — это добровольное общество. Туда люди с улыбкой на устах приходят.

— Тем не менее, вы прыгать перестали…
— Прыгая, получаешь нагрузки на позвоночник. Сверх меры их получать не стоит. «Удар о землю ума не прибавляет», — говорят офицеры-десантники. Надо попрыгать, чтобы ощутить, что это, но совершать по 2000 прыжков мне неинтересно. Мне нравится парить, находиться в стропах долго, часами, а не падать 2-3 минуты и приземляться. Поэтому мои дороги с парашютным спортом разошлись.

— Авиатору нужны те же самые качества, что и любому спортсмену? Сила воли, умение концентрироваться…
— Я не занимаюсь спортом. Спорт — это голы, очки, секунды, это выжимание лимона до последней капли. Здоровья это не дает. Я занимаюсь авиацией исключительно из философских соображений. На высоте 300-500 метров находишься в состоянии, в котором, наверное, находится молящийся монах. Как сказал один парашютист, оттуда все проблемки кажутся воооот такими — микроскопическими. Там невероятное спокойствие. Ты и стихия. От тебя мало что зависит, по большому счету. Если резкий порыв ветра, ты можешь ничего не успеть. Поэтому, с одной стороны, уповаешь на поддержку высших сил, с другой стороны, на свою голову и руки. 5-тысячники покоряют физкультурники и спортсмены. А те, которые лезут выше — на 8-тысячники — высокодуховные люди, которые прекрасно понимают, что на такой высоте может быть скорость ветра более 400 км/час, и никакая физподготовка не спасет.

— Экстримом занимаются люди, у которых адреналина мало, или у которых он в избытке?
— Я не занимаюсь экстримом. Вот если человек выпил бутылку водки, вышел на МКАД и попытался его перейти, это экстрим. У нас стоят серьезные инструктора, обеспечивают безопасность, смотрят погоду, делают метеоразведку, проверяют, чтобы все было четко, — это экстрим, по-вашему?

— Почему мы попадаем под обаяние и мощь восточных традиций?
— Потому что там есть жизнь. Потому что туда ушли наши предки, унеся сакральные знания.

— То есть они нам не чужие?
— Ни в коем случае. Человечество живет не 2 тысячи лет, а несколько миллионов, и за этот период много чего произошло. На Востоке сохранилась информация для всего человечества. Зачем мне читать все подряд, если есть Веды и Упанишады, которые подробно описывают, как жить? С точки зрения советского человека звучит убийственно, но я похоронил его в себе и живу другими ценностями. Поэтому я летаю. Тот человек, которым я был когда-то, себе этого в мыслях позволить не мог. Все было предопределено: школа — институт — работа — пенсия — гробовая доска.

— Что же произошло, что вы так изменились?
— Понимание жизни. Много людей, моих сверстников, в настоящий момент уже умерло. Когда понимаешь, что ты еще жив, и у тебя есть шанс пойти другим путем, а не ерундой заниматься, — происходит переоценка ценностей. Есть то, для чего ты предназначен. Надо найти себя и не быть серой массой.

— Полеты — это занятие для одиночек?
— В конечном счете, мы все одиноки. У нас есть попутчики на тот или иной срок. Повезло тому, у кого попутчик на 40 лет. А бывает на одну ночь, как Фрэзи Грант (Бегущая по волнам). Такое тоже бывает, и нужно благодарить людей, которые тебя поддержали хоть на секунду. К слову, я от людей не прячусь. Просто большинство не может поднять голову и смотрит себе под ноги. Кстати, общаясь с десантниками, я запомнил их главный девиз: «Побеждает сильнейший».

— Вы опережаете мои вопросы.
— Потому что я журналист.

— А журналистика как появилась в вашей жизни?
— Журналистика — это умение рассказать что-то. Я работаю инструктором, поэтому должен ясно мыслить и ясно излагать. Оставалось прийти и рассказать это в эфире. Был период, когда я активно сотрудничал с «Тонусом» и делал материалы не только для «Тонуса». На ТВЦ принимал участие в программе «Неба мало», где авиаторы Москвы и Московской области рассказывали о возможностях и проблемах полета.

— О клубе расскажите, пожалуйста.
— Мы — структурное подразделение некоммерческого фонда, куда авиация входит как особое направление. Занимаемся тремя основными темами: обучением, авиауслугами населению и оснащением техникой тех людей, которые у нас прошли обучение. В принципе, законченный цикл. Сразу хочу сказать, что это недешевое увлечение. Хорошее снаряжение стоит 2-3 тысячи евро. Но по сравнению с большой авиацией это копейки. Спортивный самолет стоит 120 тысяч евро. А находимся мы в одном и том же небе, видим те же облака, одна и та же гравитация действует. Летая без фюзеляжа, как мы, человек себя ощущает птицей.

— Где вы летаете?
— Полетать можно в наших краях, но нужны лебедки или моторы, чтобы набирать высоты. Либо старты в горах. Для этого есть Болгария, Кавказ, Крым, Турция, Непал, Индия, Бразилия. Сейчас железный занавес убрали, народ стал путешествовать, средства позволяют оторваться от родного города. Я летал в Турции, в Индии, в Абхазии. Кавказ весь излетан. Сегодня летали в районе ГАЭС, люди были счастливы, погода стояла хорошая.

— Я посмотрела статистику: полеты совершило 55 человек в год — это считается много?
— На самом деле, гораздо больше. На каждом фестивале к нам подходят желающие прокатиться, и мы официально принимаем их в члены клуба, потому что не имеем права катать посторонних людей. Кто-то больше не вернется, а кто-то говорит: хочу сам научиться, мне понравилось.

— Насколько законны полеты в небе?
— Сейчас вышел новый воздушный кодекс, с 1 ноября выйдут федеральные авиационные правила, которые разграничат наши взаимодействия с диспетчерским узлом и другими заинтересованными службами и компетентными органами. Элемент партизанства есть. Но, думаю, в ближайшее время это будет урегулировано. Весь западный мир летает — у них структура воздушного пространства другая. Наши пытаются к этому прийти.

— Это преимущественно мужской вид спорта или девушки тоже есть?
— Девушки есть, но их существенно меньше. Есть трудности, но нет таких тяжестей, которые девушка не смогла бы преодолеть. Женщины выносливы, намного выносливее мужчин. Вопрос в том, что они землей живут, домом, семьей. Парить в небе не всем нравится. Не все подсаживаются на это.

— Семья разделяет ваше увлечение?
— На данный момент у меня нет семьи.

— Как вы отдыхаете?
— На пошлый вопрос «Как вы расслабляетесь?» отвечаю «Я не напрягаюсь». А отдыхаю, гуляя по улицам Москвы. Или ухожу в лес. Если я облетался и мне хватило солнца и воздуха, ухожу в индустрию — иначе одичаю и буду лешим. Чтобы не стать стопроцентным Тарзаном, погружаюсь в техногенную цивилизацию. Смотрю на метро, черные одежды, замученные лица. Когда надоедает цивилизация, иду на природу, в лес. Как-то у меня это уравновешивается, удается быть адекватным здесь и сейчас.

— Как вам на все времени хватает — вы мало спите?
— Я не жаден до денег и не собираюсь их все заработать — есть еще ценности в жизни!

— Но читать книги тоже нужно время.
— Правильно. И это самое интересное в жизни. А вы думали, для меня самое интересное — полетать? Находясь в Индии, я поймал себя на мысли, что не хочу летать, здесь и так прет. Там хочется знакомиться с людьми, узнать, что делает каждый из них. А летать можно здесь, где других развлечений нет.

Мне времени хватает. Нет времени у людей зацикленных и ленивых. У них подъем — добежать до работы, чтобы начальник не отругал — чтобы потом заказать себе гробовую доску. Многие надеются на пенсию. Мои друзья — многие — не дожили до пенсии. Это была иллюзия, что выйдя на пенсию, они займутся любимым делом. Займись собой, пока жив-здоров, пока полон сил и можешь этим заниматься. Просиживать задницу в офисе — это последнее дело. Офис — монастырь для слабых.

Галина АХСАХАЛЯН,
фото из архива Михаила АСТАХОВА.

P.S. В газете материал вышел под заголовком «Мне нравится парить в небе…» и в сокращенном варианте.

Наше досье

Михаил Астахов
Родился в 1968 г.
Образование техническое.
Парапланерист-инструктор, парашютист-инструктор, кмс по радиоспорту, фотограф, тележурналист и востоковед.
Хобби = работе.
Досуг: прогулки по улицам города или по лесу.

8 комментариев к записи Разбуди Воздушного Коня!

Макс Ферпер

20 октября 2010 в 9:39

Отличный материал, интересный собеседник, Галя молодец!
Только МКАД - Московская кольцевая автомобильная дорога, поэтому, думаю, попытался не “его”, а “её” перейти?

Галина

20 октября 2010 в 14:14

Ох, мы обсуждали с корректорами про МКАД и пришли к выводу, что это он.
Классическая фраза: есть ли жизнь за МКАДом? - нас как-то убедила. Ну не за МКАДой же. Потом, ЗАГС (запись актов…) тоже мужского рода.

Спасибо за “молодец”, потому что в редакции сказали, что это “кирпич”, даже в сокращенном варианте. И только Маша возразила “кирпич, но интересный”. Везде слышу одно и то же: люди не читают “много букв”. При этом я сама читала интервью в “Литературке” на полосу, а там полоса в два раза больше нашей!

А задница вызвала порицание старших товарищей, да. Вообще предлагали выкинуть этот абзац. Но как можно его выкинуть, это же концептуальная з-ца! Сразу, пардон, смотришь, где же твоя-то в этот момент :-)

Настя

20 октября 2010 в 16:39

хорошая работа!
p.s всегда мечтала прыгнуть с парашютом)

Маша

21 октября 2010 в 10:57

Кирпич-то он из-за того, что фото всего одно, и вёрстка из-за этого тоже “кирпичная”. Что не умаляет интересности материала.

А насчёт люди не читают “много букв” - сама знаешь, что люди разные.

Ульяна

22 марта 2011 в 3:29

Thanks !!! Gut ! :)

Михаил Астахов

1 июня 2012 в 20:31

Я рад что мои мысли, высказанные в этой статье, Вам интересны!
Есть еще много моих видео на ЮТУБЕ.
http://www.youtube.com/user/MrAstahow/videos
Буду рад если тоже заинтересует.
С уважением!

Галина

3 июня 2012 в 1:34

Хотелось бы еще ваши фото добавить. здесь-то можно?

Галина

6 декабря 2012 в 14:14

7 декабря в 16.00 в библиотеке Горловского - открытие фотовыставки Михаила Астахова “Магия цвета”.

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры

лазерная эпиляция митино по ссылке
epilexpert.ru