29 июня 2011 | Город и мы | Просмотров: 5,006

Черная речка для Ивана Купалы

Вечером 25 июня, как только закончился вечер поэзии non-stop юбилейного тридцатого цветаевского фестиваля поэзии, у цветаевского сада образовалась группа оживленных людей: поэты и ценители искусства. Творческие люди — сила страшная, особенно во главе с Львом Кивовичем Готгельфом. Утонченные поэтессы и строгие молчаливые поэты, совсем юная девушка, сопровождавшая свою экстравагантную бабушку — все собрались ехать в район деревни Курганихи праздновать ночь на Ивана Купалу.

Меж тем, чуть поодаль, у самого дома Цветаевой, работники музея торопливо что-то загружали в неприметные «Жигули», на заднем сиденье которых лежало в неестественной позе чье-то непропорциональное тело. Все это было немного подозрительно, но работники музея все же внушали доверие. Пребывая в предвкушении чего-то небывалого, группа поэтов и просто поклонников творчества Цветаевой наконец-то разместилась в транспорте и понеслась встречать колдовскую ночь.

По дороге в деревню снова попались на глаза эти подозрительные «Жигули», ну а на поляне, на берегу реки Черной, гостей встречало то самое «тело» — веселый губастый парень в щегольских белых брюках и лыжной шапочке. Кол, на который он был бесцеремонно насажен, почему-то не мешал пареньку улыбаться. Оказалось, что это соломенное чучело Ивана Купалы. Под ним лежали сухие поленья, с нетерпением ждавшие искры, чтобы вспыхнуть. По традиции на Купалов праздник принято сжигать в костре старые вещи, а не самого виновника торжества, так что женщины обеспокоились: «Как бы Иван не отомстил!»

На поляну прибывали новые зрители — дачники и ребята из расположенного неподалеку спортивного лагеря «Рекорд». Развлекать гостей приехал Балакиревский фольклорный коллектив «Колечко» под руководством Людмилы Васильевны Алёшиной. Девушки в расшитых рубахах да сарафанах заранее постарались и для всех сплели венки, дурманящие ароматом лета. На лугу было до того просторно и вольно, что женщины и мужчины разбрелись собирать букеты из бушующего разнотравья. Пастух, явно обеспокоенный намечающимся действом, нехотя увел с поля своих буренок. Лев Кивович отважно расхаживал по «минному» полю в белоснежных штанах, хлопоча о том чтобы всем здесь понравилось.

Наконец «Колечку» удалось собрать вокруг себя опьяненных простором гостей. Людмила Васильевна стала загадывать загадки о травах. Видимо, под влиянием ЕГЭ даже в праздник Ивана Купалы правильную отгадку можно было выбрать из трех предложенных вариантов.

— Какую траву нужно иметь при себе, чтобы быть счастливым всю жизнь? — спросила ведущая.
— Коноплю? — простодушно предположил мужчина, не дожидаясь вариантов ответа.
Ответ находчивого гостя всех развеселил, но, как, оказалось, носить с собой лучше перелет-траву. Народ водил хороводы, играл в «золотые ворота», в «подушечку» и «Ручеек», в котором каждая женщина спешила взять себе в пару Готгельфа. Все нашли занятие по душе. Кто-то не пропускал ни одного конкурса, кто-то наблюдал за весельем со стороны, кто-то, зарывшись в траву, любовался закатным небом и слушал беспокойные крики чаек.

— Как вам здесь? — спросила у обаятельной черноволосой Юлии.
— Вы знаете, такое чувство единения! Это так редко бывает. Мы с семьей на Цветаевском фестивале первый раз — сами из Москвы, а в Александрове дача. Сегодня вот решили побывать на вечере поэзии, походить по музеям, ну а здесь такое развернули! По моему — потрясающе!

На празднике гуляли гости из Москвы, Владимира, Рязани, Королева, Шуи, Казахстана, и все они в играх перезнакомились да перецеловались по-русски по три раза (как минимум).
Наталья Васильевна, оптимистичная пожилая дама, приплясывала под гармонь, опираясь на две трости.
— Скажите, вы специально приехали праздновать ночь на Ивана Купалу, или присутствовали на всей программе Цветаевского фестиваля? — спросила я у нее.
— О, я и не думала ехать на гулянья в деревню, у меня ведь артрит, — с сожалением развела она руки с тростями. — Но тут, на природе, вроде не так болит! Я, увы, не присутствовала на всех мероприятиях фестиваля, начался он для меня с сегодняшнего вечера поэзии, но завтра мы с дочерью еще посмотрим спектакль «Улица Мандельштама». Ах, то, что я здесь, то, что вокруг меня эти замечательные люди — все это благодаря Цветаевой! В прошлом я — радиожурналист. А с первого дня выхода на пенсию твердо знала, что посвящу себя Цветаевой. И, знаете ли, у меня началась вторая жизнь! — воскликнула она.

Солнце, досадливо вспыхнув напоследок, закатилось. Комары, почувствовав вседозволенность в темное время суток, без разбору кусали и дачников и поэтов.
Лев Кивович зазывающее вскрикнул: «Экзотика!», и все столпились вокруг Елены Максимовой. В руках у нее был непонятный музыкальный инструмент, похожий на гигантскую дудочку. Оказалось, что это флейта бедуинов, производящая низкий гипнотизирующий звук, больше напоминающий горловое пение.

Пришел час «порешить» чучело Ивана Купалы. Пламя пощекотало его за пятки, а потом, разыгравшись, быстро съело соломенное тело. Народ притомился и расположился у костра петь песни под гармонь Людмилы Васильевны. А молоденькие девушки, соблюдая традиции, решили погадать на суженого и спустить на воду свой венок. Если венок далеко поплывет, значит, милый неблизко живет, а если к берегу прибьется — жених рядышком! Сняли красавицы с головы увядшие за день веночки, в воду кинули и…замерли все венки на месте.
— Ну, все, Лиля, влюбишься в кого-нибудь в Курганихе и не вернешься домой в Казань! — устрашала девушка свою подругу.

Но главная традиция праздника Ивана Купалы — прыжки через костер — к счастью, состоялась без эксцессов. Гости один за другим резво перелетали через огонь. Хотя костер, наверняка был не прочь сделать со смельчаками то же, что и с чучелом. Один из мужчин тоже намеревался прыгнуть. Но его маленькая дочка Даша отчаянно вцепилась в ногу отца: «Не пущу, я не пущу! Ну, не надо, пап!.. Уж лучше прыгай в речку, ты хоть плавать умеешь», — кричала она, чуть не плача. Мужчина, отцепляя от себя ее руки, уверял дочурку, что ничего в этом страшного нет, и уже ринулся к огню, но взглянув в лицо девочке, которая была готова расплакаться, остался на месте.

По старинной русской традиции, тот, кто перепрыгнет через костер в ночь на Купалу, очистится и будет счастлив весь год. Но, наверное, в первую очередь этот костер стоит зажечь для того, чтобы кто-то не пустил тебя в огонь.

Тамара ШАВЕРДО,
фото автора.

2 комментария к записи Черная речка для Ивана Купалы

Ульяна

10 июля 2011 в 17:01

эх. красиво описано и интересно.))) жалко, что я пропустила такое событие. =(

Тамара

12 июля 2011 в 20:56

Спасибо, Ульяна!
Кажется, это событие традиционное, так что есть все шансы наверстать упущенное!

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры