31 января 2013 | Увлечения | Просмотров: 4,233

«Я сумасшедший насчёт музыки!»

Сегодня, 31 января, 75-летний юбилей отмечает главный дирижер Сергиево-Посадского муниципального оркестра Владислав Кадерский. 20 марта в ДК им. Гагарина состоится грандиозный «Концерт для дирижёра с оркестром» с участием музыкантов, работавших с Владиславом Трофимовичем. А пока — интервью с юбиляром.

— Дорогой Владислав Трофимович, поздравляю вас с наступающим юбилеем! Мы рады видеть вас на сцене жизнерадостным, полным сил и энергии, дарящим людям задорную музыку. Поделитесь секретом: как сохранить творческое долголетие?
— Музыка сохранила. Музыка — это настроение, а от настроения зависит всё. Музыка многогранна, не только ты получаешь удовольствие, но и остальные. Когда произведение хорошо сделано, это всегда радостно.

— Продолжаете ли вы писать свою музыку?
— Очень мало. В свое время я очень много писал музыки. В концерте исполню несколько произведений разных лет. Сейчас я делаю аранжировки: всё, что оркестр играет, делаю я. А
собственно музыку… так, песни иногда пишу. В концерте они прозвучат.

— Одну и ту же книгу читаешь в 20 лет, в 30,40, 50,… и каждый раз по-разному. Когда вы исполняете музыкальное произведение, ваше прочтение так же меняется?
— Обязательно! И оно меняется не только из-за новшества взглядов и интерпретаций дирижёра. Когда проходят годы, исполнение получается как будто устаревшим. Потому что оркестровка осталось старой. Поэтому всегда нужны новые оркестровки. Автор при этом ничего не теряет, просто меняется отношение к этому произведению, меняется само время.

— С нашим оркестром вы работаете почти десять лет. Можете обозначить самые радикальные перемены в оркестре?
— Когда я начинал работать, вовсе не собирался задерживаться здесь надолго. Так получилось: друзья попросили помочь. Оркестр производил удручающее впечатление, но мне рассказали его историю, и так жалко стало, решил помочь, научить какой-то эстетике. Музыканты очень хотели играть, но не позволяли технические возможности, потому что они не занимались системно. И не было стимула, который заставлял бы их двигаться дальше. Было трудно, но что было и что сейчас — это небо и земля. Мы репетируем два раза в неделю, выступаем с концертами, участвуем в фестивалях.

— Кто вас первым поздравил с юбилеем?
— Вы и поздравили.

— Что вам пожелать?
— Здоровья!

— Может быть, семейного счастья?
— С семьей у меня все в порядке: жена, ребёнок.

— А ребёнок как-то связан с музыкой?
Нет, нисколько, но он обладает феноменальными способностями. У него абсолютный слух. Когда я ездил по работе в Италию, и мы пять месяцев там жили, ему предлагали обучение как профессиональному музыканту. У него такое музыкальное мышление — я и близко так не слышу. Но он не хочет.

— Как его зовут?
— У меня два сына было, один, Серёжа, умер. В концерте будет пьеса, ему посвященная. А второго зовут Лёша.

— Сами вы на чем играете?
— Я саксофонист, работал в знаменитом в свое время оркестре Лаци Олаха, потом Эдди Рознера. Молоденькая Гюли Чохели была у нас солисткой. Все мы были молодые тогда.

— Я хотела задать вопрос про старость, но стесняюсь.
— Почему, задавайте.

— Я смотрела передачу про Стравинского, когда ему исполнилось 80 лет, к нему тоже журналисты побежали, и он сказал примерно следующее: «Я не ощущаю себя старым. Пока я пишу музыку, старости нет. Для меня старость — это тишина». А вы как сформулировали бы?
— Музыка помогает мне жить. Я сумасшедший насчет музыки. Если бы вы видели мой быт — я все время что-то делаю, что-то пишу. Нет минуты, чтобы я нот в руках не держал. Когда я был еще маленький, мы жили с мамой в Киеве. Я очень любил музыку, а интересующую меня музыку можно было слушать по приемнику только ночью. И я ночами сидел, а когда мне что-то нравилось, кричал: «Мама, подойди, послушай!» Она спала, конечно. Отсюда всё началось. Однажды в Киев приехал Леонид Утёсов, а потом Эдди Рознер. Для меня это было неимоверное событие. Мама договорилась с дядей, чтобы мы посмотрели у него концерт Утёсова по телевизору. А на Рознера она мне купила билет, хотя это было жутко трудно: она работала в артели «Спартак» и получала копейки. Я пришел на концерт, и меня это просто потрясло. Мать поняла, что я без музыки не могу, и пошла со мной в Военно-музыкальное училище. Я шел по рельсам, и мать сказала: «Вот ты идешь по рельсе, а если упадешь?», а я ответил: «Если упаду, не поступлю». Но пришел, сдал четыре экзамена, и меня приняли.

Когда я окончил школу, меня направили в Киевское второе военно-морское училище. Но его вскоре расформировали, и меня отправили в Севастополь, на крейсер «Ворошилов». Послужил я немножко. В Ленинграде у меня был дальний родственник, который сделал мне перевод из Севастополя в Ленинград. Там меня направили в Нахимовское училище, музыканты жили на «Авроре». Только когда там решили сделать музей, нас перевели на сушу.

Служил я, служил и написал заявление на военно-дирижерский факультет при Московской государственной консерватории. Конкурс был очень большой — 16 человек на место. Но я прошел. После этого женился и пошел работать. Я довольно неплохо играл на кларнете и на саксофоне и пошел работать в ресторан. И — такой взбалмошный — пошел учиться в консерваторию по классу кларнета. Получилось так: я приехал с Рознером в Харьков, и мне предложили поступить в консерваторию сразу на второй курс. Я согласился и стал учиться заочно. Получил диплом как педагог и как кларнетист.

После этого был оркестр Лаци Олаха, он был довольно известный барабанщик, играл в оркестре Цфасмана, а потом создал свой оркестр. И я стал у него работать. Потом в моей жизни появился Рознер. Я проработал у него не очень долго, потому что мне предложили выгодную работу в Москве — руководство оркестром в ресторане «Арбат». Оркестр был высокопрофессиональный, в нем работали знаменитые музыканты и звезды джаза. На радио, в редакции «Иновещания», было записано множество произведений в основной фонд. С этим оркестром связаны два десятка лет моей жизни.

Затем я работал художественным руководителем и главным дирижером Джаз-оркестра Московской областной филармонии, был музыкальным руководителем Аиды Ведищевой. Она тогда была звездой номер один, очень талантливо пела современный джаз. От меня она уехала в Америку. У меня работали Нина Бродская, Ирина Аллегрова и многие другие, всех не вспомнишь.

В 1991 году меня пригласил к себе вторым дирижером Олег Лундстрем, но я два года никак не мог к нему пойти — скажем так, выручал товарища. А потом работал с оркестром Лундстрема почти 18 лет. Только в 2011 году ушел, потому что стало тяжело в силу возраста, и осел в Посаде. Думаю, это дало Посаду неожиданный сдвиг вперёд. Все-таки свой оркестр, один из лучших в Подмосковье.

— Я была на осеннем концерте оркестра и хотела спросить: вы играете джазовые программы за границей и не играете в Посаде. Почему?
— Я сказал своим ребятам: «Джаз — это хорошо, но публика хочет другого. Нам жить с этим народом, а не с другим. А народ может воспринять джаз как эпизод, но как целую концертную программу — вряд ли». Я начал с песенок, постепенно стал добавлять классические номера, и это привело к тому успеху, который есть у оркестра сейчас. Музыканты недопонимали этого, но я им объяснял: «Народ хочет то, что его сердцу ближе». Да, мы подстраивались под зрителя, но время показало, что я был прав. После концертов мне приходят такие восторженные отзывы! У нас всегда полные залы. Это говорит о любви к оркестру. И я этому очень рад.

Галина АХСАХАЛЯН,
фото автора и с сайта муниципального оркестра Сергиево-Посадского района.

P.S. А после окончания интервью он меня взял и подвез. И это было неожиданно и красиво, по-мужски. Кстати, за рулём Владислав Трофимович более полувека.

Досье

Владислав Трофимович Кадерский
Родился 31 января 1938 г. в Николаеве.
Образование: военно-дирижерский факультет Московской государственной консерватории, Харьковская государственная консерватория.
Работа: дирижер Сергиево-Посадского муниципального оркестра.
Автор сочинений, записанных в фонд Главной редакции музыкального радиовещания ТРК «Останкино», а также сочинений в издательстве «Советский композитор» для эстрадных ансамблей.
Награды и звания: заслуженный артист России, академик, лауреат Российского национального международного совета музыки (ЮНЕСКО), награжден орденами Петра Великого II степени, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени; Почетной грамотой главы района.


Досье

Сергиево-Посадский муниципальный оркестр
Создан в октябре 1993 года музыкантами духового оркестра «Ретро» и комитетом по культуре районной администрации.
Директора оркестра: Вячеслав Кондралёв, Ирина Копылова, Майя Мир.
Дирижеры: засл. арт. России Геннадий Галкин, Рубен Микаелян, Денис Беляев, Павел Кобринец, Александр Комков (последние трое — джазовая часть оркестра).
2004 год — за пульт встаёт дирижёр Государственного камерного оркестра джазовой музыки имени Олега Лундстрема Владислав Кадерский.
2005 год — оркестр награждён знаком главы Сергиево-Посадского муниципального района «Признание».
2008 год — вручена Почётная грамота министерства культуры Московской области.
2010 год — благодарность губернатора Московской области.
Оркестр — лауреат многих международных фестивалей. С успехом выступает в нашем районе и далеко за его пределами.

Один комментарий к записи «Я сумасшедший насчёт музыки!»

Надежда

13 февраля 2013 в 23:41

Владислав Трофимович, запоздало с днём рождения! Приедете ли к нам в Днепропетровск?

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Волжские встречи - 30

Get the Flash Player to see the slideshow.

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры