15 января 2014 | Школьная страничка | Просмотров: 5,457

Учитель или сверхчеловек?

Каким должен быть современный учитель? Над этим вопросом два года билось Министерство образования и, наконец, разродилось «Профессиональным стандартом педагога». Если он вступит в силу, как грозят, с 2015 года, в наших школах может вовсе не остаться учителей.

Похоже, что лавры Деда Мороза не дают покоя Министерству: то перед новым учебным годом «осчастливит» учеников обязательной школьной формой, то вот сейчас выдумывает новые требования для учителей. Наверное, они там не знают, что желающие работать в школе не стоят в очереди, а выпускники педагогических вузов соглашаются на любую другую работу, только не по специальности. Из тех же, кто настойчиво продолжает сеять разумное, доброе, вечное, большая часть — люди предпенсионного и пенсионного возраста. Как им угнаться за всеми нововведениями?

Что же должен знать и уметь любой современный педагог? Обязательно выучить хотя бы один иностранный язык, чтобы вместе с учениками пользоваться иноязычными источниками информации. Никто не спорит, знать языки в наше время необходимо, но живое воображение сразу нарисовало картинку: трудовик вместе с детьми переводит с китайского языка инструкцию по производству скворечников или табуреток. Мало того, учитель, оказывается, должен владеть методами музейной педагогики и организации экскурсий. Тоже, наверное, дело хорошее: изучив скворечник, тот же трудовик с легкостью проведет экскурсию по «Третьяковской галереи», отодвинув в сторону профессиональных гидов. После этого ему всего-навсего останется освоить приемы психодиагностики, научиться работать с компьютером (да не просто печатать тексты или создавать презентации, а проводить видеоконференции, вести уроки по скайпу, дистанционно проводить консультации и исправлять неполадки в работе компьютера).

Кроме того, учитель должен уметь работать с абсолютно разными учениками: и с одаренными, и с мигрантами, с девиантным поведением и даже с синдромом Дауна. Да не просто работать, а «адекватно реагировать на неформальное обращение ученика к учителю». Вот подойдет к математичке мальчик Вася и неформально выскажет ей в лицо все, что он думает о ней и ее математике, и учительница примет это как должное, адекватно среагировав, а может, даже отправится в том направлении, в каком ее Вася и пошлет. А что будет, если детей одаренных и с синдромом Дауна собрать в одном классе? Конечно, все дети должны получать образование, но есть специалисты: врачи, психологи, логопеды, которые не зря несколько лет учились работать с непростыми категориями детей. Почему-то раньше всегда были коррекционные классы и даже школы, где трудились обученные специалисты, были и школы для одаренных детей, которые воспитали не одну сотню ученых. Наверное, стало невыгодно иметь специалистов, легче переучить учителя и, как водится, без отрыва от его непосредственной деятельности.

Добрые министерские работники продумали все до мелочей, даже то, кто и как будет проверять, соответствует педагог стандарту или нет. Кроме школьного и районного начальства его будут оценивать коллеги и общественность (читай родители учеников). Вот уж тут-то мамы двоечников и хулиганов смогут вволю порезвиться, отомстить надоедливому учителю.

Честно говоря, от Минобра никто уже давно не ждет ничего хорошего. Всем понятно, что там сидят люди, которые никогда не работали в школе, а живых детей видели только своих собственных, и то поздним вечером или во время каникул где-нибудь на иноземном юге. Их представления о современных детях и учителях из какой-то другой реальности. Очень бы хотелось посмотреть, как они сами проводят экскурсии, работают с разными категориями учеников, исправляют неполадки в компьютере. К сожалению, нам этого не покажут, мастер-классы министры не дают.

Елена СИБИРИНА,
фото Эдуарда ЕГОРОВА.

Вот что думают учителя Александровского района о введении «Профессионального стандарта педагога».

Галина Ведь, учитель английского языка:
— Говоря о новом стандарте для Российских учителей, разработанными недавно по поручению Президента, хочется спросить разработчиков, действительно ли они знают реальное положение в наших школах? Особенно в школах в малых городах, где средний возраст учителей — 45 лет в лучшем случае. Против стандарта лично я ничего не имею — здорово, конечно, когда учитель знает иностранный язык на высоком уровне, умело владеет компьютерными технологиями, знаниями подростковой психологии и способностью обучать детей разных способностей и групп здоровья в одном классе, но насколько все это реально достижимо на практике — вопрос! Так или иначе, часть этих задач нам, учителям, приходится решать уже сейчас. Техника прочно входит в классы, а в них учатся дети и с высоким уровнем способностей, и с крайне низким, в одном классе есть дети, для которых русский язык родной, и те, для которых он иностранный. Психологические проблемы также, конечно, решаются. В основном на уровне интуиции, так как не во всех школах есть возможность (или желание родителей, а без него учитель не имеет права предпринимать что-либо) обратиться за помощью к профессиональному психологу. Считаю, что для того, чтобы учителя соответствовали новому стандарту, необходимо привлечь в школу молодых, энергичных специалистов, чья подготовка в вузах должна стать основой их успешной педагогической деятельности. Однако, лично мне, верится с трудом, что страна действительно сможет подготовить такого «универсального солдата» от образования. Слишком уж много требований предъявляется к учителю, а ведь мы — обычные люди, у которых есть своя собственная жизнь, личное пространство, интересы. Будем ли мы готовы к приобретению новых знаний и совершенствованию уже имеющихся, если ради этого, так или иначе, придется пожертвовать чем-то из перечисленного? Вопрос пока остается без ответа…

Алексей Беляев, учитель иностранных языков:
— Я считаю, что дети с умственными отклонениями должны учиться в специализированных школах, как всегда и было. Ни к чему хорошему объединение детей с разными способностями не приведет. Для одаренных и отстающих должны создаваться определенные программы, нельзя же всех учить по одному шаблону! В нашей стране, как всегда, сначала придумали нормы, а о способах и возможностях их выполнения не позаботились! Вот, например, сможет ли человек лет шестидесяти освоить иностранный язык, если он всю жизнь прекрасно обходился без него? А учителей такого возраста у нас не так уж и мало. Им и так сложно обучиться чему-то новому, а иностранному языку и подавно. Но мы же не можем по чьей-то прихоти отказаться от этих педагогов. В большинстве своем это — заслуженные учителя с огромным опытом работы, воспитанные и закаленные еще советской школой, когда учительствовать шли по призванию. Если мы сейчас, подчиняясь новым стандартам, откажемся от них, то школы могут запросто остаться без учителей. Молодежь-то не особо в педагогику рвется.

Наталья Папугина, учитель английского языка:
— Неуемная фантазия у нашего Министерства! Разве они не знают, что мы и так работаем со всеми категориями учеников: от слабых до гениев? И инклюзивное образование — не новость. Правда, чаще всего такие дети находятся на домашнем обучении и не потому, что мы не сможем их учить в школе, а потому что по нашему городу многим из них до школы просто не добраться. Работать с компьютером? Работаем. Кучу документации приходится печатать, а еще тесты всякие, презентации делать. Можно, конечно, и видео конференцию провести попробовать, но зачем это нужно? Я ее из школы вести буду, а ученики, сидя дома с чаем и бутербродом, в ней участвовать? Или как они это себе представляют? Почему учитель должен уметь вести экскурсии? Мне всегда казалось, что любое дело хорошо могут сделать профессионалы, а тут получается — всех специалистов за борт. Вообще, чем дальше, тем страшнее становится, потому что никогда точно не можешь знать, какая еще гениальная идея придет в голову Министерству образования. Вот что они к иностранным языкам прицепились? Они сами все их знают? Да так, чтоб изучать иноязычные материалы, а не просто спросить дорогу или сколько стоит шуба? Мне кажется, прежде чем предлагать такие стандарты для учителей, им нужно было бы разработать стандарт для себя. А мы бы их оценили! Вот тогда это было бы по-честному.

Юрий Волков, учитель информатики:
Требуется посадить всех в один класс — и одаренных, и наоборот. Если в классе будет человек 12, то как-то эту проблему решить можно, и то в ущерб одаренным. Другой вопрос — не станут ли особенные дети комплексовать? Создатели стандарта думают, что они так будут в социум входить. А у меня другой вопрос: не возникнет ли у них комплексов, не станет ли им еще хуже? Это палка о двух концах.

Приведу пример. У меня есть ученик, который не сразу «въезжает». Он задает вопросы, я ему разъясняю-разъясняю-разъясняю, а дело стоит. Все остальные привыкли к нему, сидят молча, но… мы никуда не движемся. Как быть, если особенные дети дольше думают, у них понимание совсем другое? С ними надо заниматься индивидуально. На индивидуальное обучение наше Министерство деньги жалеет? Извините, на себе они не экономят.

Были у нас спецшколы, коррекционные классы, и это было правильно. А для вхождения в социум, для адаптации и общения можно проводить совместные конференции, конкурсы с использованием интернета. В интернете они нормально будут общаться. А представьте класс — они же будут отвлекать внимание на себя. Нужно время, чтобы окружающие привыкли к ним. Никто не знает, как дети будут на них реагировать. Кто-то, может, даже издеваться начнет.
Я не знаю, какой опыт есть на Западе. Но в классе у них 12 человек, там два учителя. Покажите мне, как у них проходит урок, я посмотрю. У нас до тридцати человек на одного учителя, мы в разных условиях изначально находимся. Если переходить на такой стандарт, учителю надо учить язык, учиться работать за компьютером и так далее. Само собой, у него не должно быть полторы-две ставки, как у нас сейчас. Зарплата должна быть намного выше. Мы сейчас миримся с тем, что есть, привыкли. Но если к нам будут эти требования предъявлять — извините, сначала дайте зарплату. Сорок тысяч на ставку надо давать, тогда я начну думать, как мне этим требованиям соответствовать, у меня стимул будет. И чтобы только одна ставка. Сейчас такой конвейер идет, мне подумать-то некогда.

Сергей Ахсахалян, учитель информатики:
На сегодняшний день в школах процентов 70 учителей пенсионного и предпенсионного возраста. Ожидать, что появятся молодые, вновь обученные педагоги, вряд ли стоит. Закон направлен на то, чтобы «выдавить» пожилых учителей? Но других нет, школа останется без учителей совсем.

По поводу инклюзии. Хороший педагог должен уметь работать с разными учениками. Хорошие, кстати, и так умеют, без нового стандарта. Другой вопрос: а надо ли смешивать в одном классе людей одаренных и запущенных? Не лучше ли их разделять и плодотворно работать отдельно с каждой группой? Не очень понятно, зачем учить в одном классе здоровых детей и учеников с синдромом Дауна. Разные подходы, приемы нужны к этим детям, разные методики. Опять западная мода? Это очередной тупик, в который нас пытаются загнать.

Министерство непрерывно разрабатывает и разрабатывает что-то. За последние 20 лет ни одного положительного результата от нововведений, которые Минобраз навязывает школам, не было. Вряд ли будет польза и от новой разработки.

Надо менять критерии оценки работы школ. Пока работу школы оценивают по тому, сколько в ней медалистов и второгодников, будет сплошная показуха. Цитата: «Проверить, насколько выполняется стандарт, поможет число олимпиадников у учителя». Из года в год задания для олимпиад по информатике присылаются с ошибками, и эти задания каким-то боком связаны с программой по информатике. Все задания на программирование, а в курсе на программирование отводится от силы 5%. Какой же это показатель обучения, показатель качества работы учителя? Еще непонятно, как судить по олимпиадникам — по количеству участников или по победителям? Победитель всегда один, а если пришло 20 человек и ушло с «баранкой», какой же это показатель?! Пресловутое ЕГЭ — в ЕГЭ по информатике огромное количество материалов, которых нет в программе, совершенно ненужных для общего образования. Почему в ЕГЭ включены материалы, которые понадобятся только узким специалистам? Полное несоответствие учебников, программы, олимпиад и требований ЕГЭ! Вот бы чем Министерству заняться…

Тут написано: «В регионах, чтоб заработать по 20-25 тысяч рублей, учителя берут по полторы-две ставки». На полторы ставки даже с высшей категорией в нашем городе 25 тысяч не заработаешь, уважаемые работники Министерства. Чтобы был ясен уровень очередной возни, которую устроили в Министерстве во главе с министром образования Дмитрием Ливановым, достаточно прочесть одну фразу из документа: «Мы должны перейти к процедурам, которые позволят стандарту педагога обеспечить максимально комфортное вступление выпускников в профессию». Вдумайтесь в построение фразы — чушь собачья! Это можно сказать про все, что делает Министерство образования.

Компьютеры должны внедряться во все области. Надо переходить к электронным учебникам, учить учителей, чтобы они свободно владели компьютерными технологиями, английским языком как международным языком. Но самое главное — всю технику, которую внедряют в школу, должен кто-то обслуживать. Должен быть системный администратор, инженер — и не один, лаборант — и не один. Они будут следить за работоспособностью системы. Но на это не выделяется ни копейки и этому не уделяется никакого внимания. Что в очередной раз говорит о том, насколько Министерство оторвано от реальной школы.

С учителями беседовали Елена СИБИРИНА
и Галина АХСАХАЛЯН,
фото из архива собеседников.

Оставить комментарий

Добрый день!

Вы зашли на сайт начинающих и вполне себе начавших журналистов. Читайте, пишите комментарии и письма, участвуйте в опросах. При желании можно стать автором или фотографом сайта. Всё зависит от вас!

Волжские встречи - 30

Get the Flash Player to see the slideshow.

Опросы

Нужен ли Александрову краеведческий музей?

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Архив

Метки

Посетители

Вход

Партнёры